merle

Здравствуйте, дачники, здравствуйте, дачницы! Летние манёвры уж давно начались.

Летние маневры - это не в три погибели на огороде, это "Цок-цок-цок, по улице идёт драгунский полк."

Сапоги фасонные, звездочки погонные -
По три звезды, как на лучшем коньяке.

Гей, песнь моя, любимая!
Дзинь-дзинь-дзинь, поручики шпорами звенят.


Collapse )



Пространный рассказ о и около юнкерской песни можно почитать в журнале "Солнечный ветер".
merle

«И нам было весело, а собака была невеселая»

Случайное чтение: Владимир Воробьев, пермский писатель. Его "Капризка - вождь ничевоков" меня не зацепил, показался скучным и простоватым. А коротенькие рассказы-воспоминания "Я не придумал ничего", не рассказы даже, а маленькие зарисовки, чистые, простые, понравились. Детство и юность, от начала двадцатых до начала войны. Самара, Пятигорск, Хабаровск... Мечтатель Парфен, верящий, что каждый человек - бог, и умирающая от голода бывшая фрейлина. Выкрашенные кубовой краской крестьянские комнатенки и музыка экзотических стран в наушниках самодельного приемника. Счастливое, самозабвенное купание "до бу-бу-бу"и волшебный карасик в медном тазу.

Collapse )

Воробьев_илл.О.Коровина.jpg


merle

Про самое лучшее на свете

Наконец-то у нас издали "Белый камушек" Гуннель Линде! Люблю эту повесть еще по сокращенной журнальной публикации начала 1990-х. Отдельное издание готовилось, но так и не вышло - время наступило такое, что стало не до книг и многого другого. А со смертью переводчицы, Татьяны Доброницкой, надежда моя совсем угасла. И все же вот он, "Den vita stenen" на русском. В том самом переводе и теперь уже целиком.

Это славная и правильная, немножко старомодная книжка про принцессу и сына сапожника. И про крутого парня и серую мышку. Про Фидели и Короля риска, которые, пройдя все испытания, становятся Фией и Хампусом. С обязательным хорошим концом, самую чуточку сказочным, но все равно замечательным.

Collapse )

Обложка_2020.jpg


merle

Зубы на полку

У себя на родине Джеймс Гринвуд числится журналистом, писавшим на остросоциальные темы. У нас его знают как автора "Маленького оборвыша". И то и другое правильно, но не вполне справедливо: Гринвуд прежде всего - автор многочисленных приключенческих романов, адресованных юношеству и в свое время весьма популярных. В России они выходили с похвальной быстротой. Русский перевод одной из лучших книг Гринвуда "Приключения Рюбэна Дэвиджера, бывшего семнадцать лет и четыре месяца в плену у дикарей" (1865) появился спустя всего два года после лондонского издания. Написана она довольно живо и до сих пор читается с интересом. Юный Рюбен Дэвиджер, мечтающий о яркой жизни и путешествиях, подобно герою "Морского волчонка" тайком пробирается на судно, отправляющееся в заморское плавание. За этим дерзким поступком следует череда опасных приключений на море и на суше: кораблекрушение и спасение, схватка с пиратами и, наконец, долгие годы плена на Борнео у воинственных даяков.

1866-Adventures-Reuben-Davidger_USA-1-edition


Collapse )

merle

Стремительным домкратом

Будучи по склонностям скорее гуманитарием, я, тем не менее, ценю изящные технические решения. Что-нибудь неожиданное и остроумное, в духе известной рубрики "Домашнему мастеру" из журнала "Наука и жизнь". Еще в детстве меня зацепил оригинальный способ хранения муки, описанный в одной книге. Причем прочитанное настолько меня впечатлило, что этот эпизод запомнился на долгие взрослые годы, хотя сама книга забылась совершенно. Но еще больше мне понравился рассказ о самодельном "стороже молока". В нем было хорошо все: герой на этот раз был не взрослым, а моим ровесником, решение, пусть и с деликатной помощью учителя, нашел сам, а главное - эта самая штуковина, "сторож", была для меня полнейшим откровением. Нет, молоко в ту пору еще кипятили, и кипятили повсеместно, но отчего-то эти полезные приспособления в нашем быту отсутствовали, хотя появились они давно и продолжали производиться как из благородного фарфора, так и из простецкой нержавейки. Тем не менее, мне они никогда не встречались и слышать о них не доводилось. Мы кипятили молоко примитивно, по старинке, не сводя глаз с кастрюли. Простота и эффективность продвинутого метода меня восхитила.

Сторож этикетка


Collapse )

merle

И, если сказать не умеешь "хрю-хрю", - визжи, не стесняясь: "И-и!"

У Льва Кассиля есть небольшой рассказ "Вторая половинка песни": об американском парнишке, участнике северных конвоев, которого спасли после бомбежки наши моряки. Американец остался жив-здоров, но сильно тосковал по брату, служившему на другом судне. Чтобы отвлечь парня от грустных мыслей, его уговорили участвовать в самодеятельном концерте: "– О, Джордж у нас такой замечательный певец! Он обязательно должен спеть песенку про «Ферму дядюшки Дикки». Как это там поется? «Были на ферме дядюшки Дикки три теленка, три гусенка, три поросенка… му-му-му, га-га-га, хрю-хрю-хрю…»"

Рассказ, по утверждению автора, основывался на реальном случае, значит, и песня могла оказаться настоящей. Веселый хор фермерской живности помог быстро найти оригинал. Это была популярная детская песенка "Old MacDonald had a farm" - "На ферме старого МакДональда", что-то вроде нашей потешки "Раным-рано поутру пастушок: "Ту-ру-ру-ру!" А коровки в лад ему замычали: "Му-му-му!" :

Old MacDonald had a farm, E-I-E-I-O!
And on this farm he had a cow, E-I-E-I-O!
With a moo-moo here and a moo-moo there,
Here a moo, there a moo,
Everywhere a moo-moo,
Old MacDonald had a farm, E-I-E-I-O!


Песенку о ферме старого Макдональда и сейчас используют, чтобы развлекать и обучать малышей. Хотя путь к успеху этого "му-му-му" начался на оперных подмостках.

Collapse )

Кассиль_илл


мудрый судья

Снег пошел!



И сразу вспомнился короткий стих, почти хокку, прочитанный когда-то в "Юности":

Снег пошел. И счастливый пес, 
Пробегающий налегке, 
Хлопья тающие понес 
На дымящемся языке.
(Радислав Лапушин)


Ну ладно, а вот и настоящее хокку:

Стихи новогодние
Пишет дитя, глаз не спуская
С обещанного мандарина.
(Исса)


Шираб-Жамсо Раднаев


milles

"А мы такие молодые…"

Тайны времени не вызнав,
Не уверена вполне:
То ли я прошла по жизни,
То ли жизнь прошлась по мне.

Как-то в дружеской компании один из нас мучительно пытался вспомнить стихи про розовые очки и пьянящий самообман юности, а их никто не знал и не мог помочь. Сейчас случайно попались. Автор - Надежда Полякова. Детские книжки ее стихов - "Немножко про кошку", "Снежки", "Город у залива" - у меня были, взрослые открылись только сейчас. А ведь написано было много: 23 сборника стихов, 18 книг для детей, 4 книги прозы... Но все это было в советские годы, а в 90-х, когда стихи стали никому не нужны, Полякова пошла учительствовать, вновь, увы, сталкиваясь с ненужностью словесника прагматичным детям новых времен. Она продолжала писать для себя, откровенно и без иллюзий, до самой своей кончины. Про розовые очки - из последнего сборника стихов, вышедшего за два года до смерти.
Надежда Михайловна Полякова (1923-2007), поэт, переводчик, прозаик. Фронтовичка. Обнаженные слова.

* * *


Всё чаще тоскуем о прошлом,
О юном, казавшимся прочным.
Чем старше - сильней ностальгия —
Ведь в прошлом мы были другие.

Забот мы не ведали наших,
Последний рубеж был не близок.
Мы пили из розовых чашек,
Мы ели из розовых мисок.

И розовых мыслей отрава
Была от рожденья знакома.
И розовых стёкол оправа
Была, как туман, невесома.

Посилен ли жест отреченья?
Отбросишь ли памяти гири?
Но плывшему против теченья
Удушьем грозит ностальгия.

Не помнит он масляных кашек,
Не помнит он сладких ирисок,
Не пил он из розовых чашек,
Не ел он из розовых мисок.

Не знал он дядьёв знаменитых,
Которые в жизни полезны…
От розовых стёкол разбитых
Болят, не проходят порезы.




Collapse )