merle

Мусик, готов гусик?

"Где-то над головой Нильса зашумели крылья. Это с юга на север летели дикие гуси. Они летели высоко в небе, вытянувшись правильным треугольником, но, увидев своих родичей — домашних гусей, — спустились ниже и закричали:
— Летите с нами! Летите с нами! Мы летим на север, в Лапландию! В Лапландию!
Домашние гуси заволновались, загоготали, захлопали крыльями, как будто пробовали, могут ли они взлететь. <...> Белый молодой гусь, задрав голову кверху, стремительно побежал по лужам.
— Подождите меня! Подождите меня! — кричал он диким гусям. — Я лечу с вами! С вами!
«Да ведь это Мартин, лучший мамин гусь, — подумал Нильс. — Чего доброго, он и в самом деле улетит!»
— Стой, стой! — закричал Нильс и бросился за Мартином."


Внезапная забота о домашнем добре со стороны разгильдяя и бездельника Нильса может показаться несколько странной. А дело все в том, что гусак Мартин не просто "лучший мамин гусь" - это гусь, специально откармливаемый для главного крестьянского праздника, кануна Дня святого Мартина.

Collapse )

Гусь Мортен.jpg


merle

Квартира хороших людей

"Три девочки" Е.Верейской, по-моему, одна из лучших книг для детей о ленинградской блокаде. Эта повесть, как и рассказы В.Карасевой, очень бережно и деликатно рассказывает о жизни в блокадном городе. Не только и не столько о немыслимых испытаниях, сколько об умении оставаться людьми. Повесть хорошо известна, не так давно ее переиздали с иллюстрациями Н.Носкович. У меня более ранее издание, детгизовское 1958 года с обложкой М.Разулевича и внутренними рисунками В. и Л. Петровых. Они менее известны, чем иллюстрации Носкович, но в каких-то деталях точнее, ближе к тексту. Стоит приглядеться. Заодно есть повод перечитать и сам текст - взрослым взглядом и со взрослым знанием.

Наверное, первым читателям книги многое было и так понятно - повесть вышла вскоре после войны, в 1948 году. Дети более позднего времени, далекие от тех реалий, читали историю дружбы трех девочек. Ну а взрослый, пожалуй, прочтет совсем другую книгу - историю одной квартиры.

Три девочки_обложка_1958.jpg


Collapse )

merle

Культурная столица

Серенький осенний день, унылая типовая застройка семидесятых. Два бомжеватого вида мужика бредут дворами к ближайшей алкоточке. Мужики мрачны и молчаливы. Проходя мимо молоденькой сосенки, одиноко зеленеющей на узком газоне, один из них внезапно обретает дар речи и воодушевленно возглашает: "Фитонциды!"

Не бросай!


merle

Услышать сказку

Утром за кофе, пытаясь проснуться, все чаще смотрю не новости, выродившиеся в поток рекламы и самолюбования, а старые советские мультфильмы. В ранние часы они идут нон-стоп на одном из каналов. Многие мне не знакомы. Многие забыты, но вспоминаются с радостью. Иные - увидены по-другому.

На днях попался "Стойкий оловянный солдатик" Льва Мильчина. Помнится, в детстве он мне не понравился - в моей книжке солдатик был суров и брутален, не чета узкоплечему мальчишке из мультика. А сейчас мультфильм восхитил.

Collapse )

солдатик_м-ф_1976


duda

Криводогадливыя собаки

Я/мы в родной литературе, в сущности, несведущи. Вот прелестный в абсурдности стих, звучащий вполне свежо и актуально.

Приплыла к нам на берег собака
Из-за полночного моря,
Из-за холодна океяна.
Прилетел оттоль и соловейка.
Спрашивали гостью приезжу,
За морем какие обряды.
Гостья приезжа отвечала:
«Многое хулы там достойно.
Я бы рассказати то умела,
Если бы сатиры петь я смела,
А теперь я пети не желаю,
Только на пороки я полаю».
Соловей, давай и ты оброки,
Просвищи заморские пороки.
За морем, хам, хам, хам, хам, хам, хам.
Хам, хам, хам, хам, за морем, хам, хам, хам.
За морем, хам, хам, хам, хам, хам, хам.
Хам, хам, хам, хам, за морем, хам, хам, хам.
За морем, хам, хам, хам, хам, хам, хам..


Между тем, насчитывает он уже добрых полторы сотни лет, называется «Хором ко превратному свету» и принадлежит перу действительного статского советника, ордена Св.Анны кавалера и Лейпцигского ученого собрания члена Александра Петровича Сумарокова.

Collapse )

1820 Deckherr_Le Monde Renverse


merle

"Всё искусство — на крови, на своей ли, на чужой ли..."

Чем дальше, тем больше меня притягивают произведения "второго ряда". Не второсортные, а камерные. Их авторы не заявили о себе громко, остались для желающих вслушаться. Или уже и не остались.

Детские стихи Майи Борисовой хоть и не очень на слуху, но переиздавались более или менее регулярно. Славные маленькие рассказы о мальчике Кирюше, увы, всего пару раз. А взрослая поэзия почти забыта и почти никому не нужна. Отдельные энтузиасты берегут и выкладывают разрозненные стихи из старых сборников, в основном поздние, часто горькие и всегда очень личные.

Collapse )

milles

"На Земле безжалостно маленькой жил да был человек маленький"

"Южные расы не обладают тем особенным юмором, который находит приятность в несчастиях и увечьях людей. Отсутствием этого юмора объясняется то, что они никогда не смеются, как смеются их братья на Севере, над юродивыми, сумасшедшими, больными, калеками.
Фелипе Каррера был послан на землю с половиной ума. Поэтому жители Коралио называли его "El pobrecito loco" - бедненький помешанный - и говорили, что бог послал его на землю лишь в половинном размере и что другая его половина находится где-нибудь на небе"

(О.Генри "Короли и капуста")


Collapse )

"Тут и подтвердилось, что вылечить его было невозможно: ему снесло череп, и вместо мозгов у него оказался кустик герани."
(Мануэль Скорса "Гарабомбо-невидимка")