?

Log in

 
 
18 Март 2011 @ 23:57
Писатели тоже когда-то были детьми  
...которые любили читать.
На эту оригинальную мысль меня навело симпатичное сообщество "Музей детской книги"




В.Осеева "Динка":
- На третье у нас яблоки и...
- "Сытин"! - подсказывает Мышка. Она больше всяких сладостей и игрушек любит маленькие книжечки, на которых написано: "Типография т-ва И. Д. Сытина".


Воробей-воришка  Царь Салтан  Маленький шалун1  Маленький шалун1

Дочь раджи  Дядя Том  Отец и дочь  Изобретатели


Ивану Дмитриевичу Сытину принадлежит честь создания действительно массового российского книгоиздания по очень демократичным ценам. К 1914 году каждая четвертая книга в России выходила из сытинских типографий. Не дожидаясь, когда современники догадаются отдать должное его издательским заслугам, Сытин выпустил в 1916 сборник "Полвека для книги: 1866-1916". Официальная благодарность пришла позже и с неожиданной стороны: в 1928 году Сытин стал первым персональным пенсионером союзного значения.

Полвека для книги_1916



Постникова_Сытин А.Бруштейн "Дорога уходит в даль":
Я иду к этажерке с моими книгами. Любимое? Там много книг, и почти все - любимые. Среди них есть одна, синенькая, и называется она очень скучно: "Галерея детских портретов". Но это совсем не скучная книга, наоборот! Там описано детство разных людей из взрослых книжек: Наташа Ростова и брат ее Петя - из книги "Война и мир"; Илюша Обломов и Андрей Штольц - из "Обломова"; Марфенька и Верочка - из книги "Обрыв" и другие еще.

Книга Л.Постниковой "Галерея детских портретов: (Сб. типов по гр. Толстому, Достоевскому, Григоровичу, Тургеневу, графине Салиас, Гончарову и Писемскому)", кажется, выходила приложением к популярному журналу "Нива". Такой сборник и сейчас нестыдно было бы переиздать.

Постникова_разворот



Гоша Длинные Руки А.Пантелеев "Ленька Пантелеев":
Книг у него было немного. Единственную детскую книгу, которая ему попала, он через месяц зачитал до дыр. Называлась она "Рассказ про Гошу Долгие Руки".

Юмористические книжка для самых маленьких "Про Гошу Долгие-руки" - нравоучительная история с множеством цветных иллюстраций, вроде современных комиксов, рассказывающая о непослушном, непоседливом ребенке, получившем прозвище "Долгие-руки" за то, что постоянно в отсутствие взрослых имел привычку трогать руками разные вещи. Он то опрокидывал на себя горячий кофейник, то залезал в улей, то дергал собаку за хвост, то пытался побриться. Наказания за подобные шалости следовали немедленно и именно от тех вещей, к которым прикасался Гоша. Он обваривался кипятком, у него вскакивали огромные шишки на лбу, отваливались то рука, то ухо, то нос. Не надо думать, что все так мрачно: на самом деле, это шутливые стихи, ничуть не более пугающие, чем знаменитый "Степка-Растрепка" или похождения Макса и Морица.


Л.Кассиль "Кондуит и Швамбрания":
Нам было оборудовано классическое "золотое детство" - с идеалами, вычитанными из книжек "Золотой библиотеки". У нас была специальная гимнастическая комната, игрушечные поезда, автомобили и пароходы... Нас обучали языкам, музыке и рисованию. Мы знали наизусть сказки братьев Гримм, греческие мифы, русские былины. Но для меня все это померкло, когда я прочел некую книжку, называвшуюся, кажется, "Вокруг нас". В ней просто рассказывалось о том, как пекут хлеб, делают уксус, изготовляют кирпич, льют сталь, дубят кожу. Книжка эта раскрыла мне сложный и занимательный мир вещей и людей, их производящих.

Трудно сказать, что это была за книга. Возможно, один из томов "Детской энциклопедии" все того же вездесущего Сытина, называвшийся "Что нас окружает".

Детская энциклопедия_1911


Правда, родители Лели и Оси явно отдавали предпочтение более дорогим изданиям. Солидная "Золотая библиотека" Вольфа щеголяла богатым тиснением и золотыми обрезами:

Маленькие женщины  Маленькие мужчины  Принц и нищий  Фаунтлерой

Том Сойер_разворот


Макс и Мориц Принц и Нищий, Макс и Мориц, Бобус и Бубус, Том Сойер и Гек Финн, Оливер Твист, Маленькие Женщины и Маленькие Мужчины, они же ставшие взрослыми, дети капитана Гранта, маленький лорд Фаунтлерой, двенадцать егерей, три пряхи, семь мудрых школяров, тридцать три богатыря, племянники дядьки Черномора, Последний день Помпеи и Тысяча одна ночь вышли встречать нас.<...>
Знакомые образы населяли остров. Остров Лукоморье был заповедником всех вычитанных нами героев. Герои были изъяты из книг. Они жили здесь вне времени и сюжета.
Навстречу нам скакал сборный эскадрон. Впереди ехал, опустив забрало, Неизвестный Рыцарь, потом Всадник без головы. За ним погонял свою клячу Дон Кихот Ламанчский. <...>
За ними следом крался знаменитый сыщик Нат Пинкертон. Он выслеживал Неизвестного Рыцаря. <...>
Вечером в честь нашего посещения было устроено большое гулянье с фейерверком в Таинственном саду. Там гуляли Голубые Цапли и летали Синие Птицы. Там пели Золотые Петушки и неслись Курочки Рябы.


Двенадцать егерей и три пряхи - герои сказок братьев Гримм. Бобус и Бубус вместе с семью школярами и Неизвестным Рыцарем пришли из забавной книжки "Семь мудрых школяров" Роберта Хоупа Монкриффа, писавшим под псевдонимом Аскот Р. Хоуп, или, в дореволюционной транскрипции, Гооп. Интересно, что мальчики не чуждались и "девчоночьих" книг, вроде "Голубой цапли" и "Таинственного сада".

Но знаменитый сыщик Нат Пинкертон был, без сомнения, вне конкуренции.


Г.Белых "Дом веселых нищих":
С раннего утра забравшись на пустырь, ребята читали выпуски Пинкертона , по очереди передавая прочитанные соседу.
На пустыре даже воздух, казалось, застыл неподвижно и пропитался солнечным зноем. Было тихо, только пчелы гудели на репейнике, да со двора изредка доносился нечаянный крик или стук. Но вот Женька захлопнул книжку и, перевернувшись на спину, с наслаждением потянулся.
— Всех арестовали, — сказал он удовлетворенно и достал из кармана два окурка.<...> — Чисто работает. Всех один переловил.


   
Пинкертон_илл



В.Осеева "Динка":
-"Пещера Лихтвейса", выпуск девятый, цена пять копеек", - с трудом читает вслух Динка и с интересом разглядывает картинку. На картинке мрачными, темными красками нарисована пещера, загроможденная камнями и ящиками. Из-за ящиков видны зверские лица присевших там людей, а у входа в пещеру стоит человек с поднятым вверх револьвером. - Что это, Лень? - с испугом спрашивает Динка.
- А вот, вишь, всe убийцы... Графиню одну затащили они... А вот этот самый Лихтвейс и приметил их. Да вот на этой странице как раз написано... - Ленька послюнявил палец и, перелистав смятые страницы, нашел в конце книжки относящиеся к картинке строчки. - "Стой! - крикнул громовым голосом Лихтвейс. - Руки вверх и ни с места! Ваша карта бита!" - громко и медленно прочитал Ленька.<...>
...– Как называется? Какая пещера?
– «Пещера Лихтвейса», выпуск пять копеек, – пояснила по складам Динка.
– Выпуск пять копеек? Ой, подожди... Я один раз купила такую книжку. Это, может быть, Нат Пинкертон? – озабоченно спросила Мышка.
– Нет, я же тебе говорю: «Пещера Лихтвейса». Но если у тебя ее нет, так давай хоть Нат Пинкертона!


Многосерийные "Пещера Лейхтвейса" и "Нат Пинкертон" сейчас поражают незамутненной чистотой жанра, граничащей с пародией. Ну да, бульварное чтиво. Странно было бы ожидать, чтобы мальчишки почитывали Шопенгауэра.


В.Каверин "Два капитана":
Первые в моей жизни книги я увидел у Петьки. Это были "Рассказы о действиях охотников в прежние войны", "Юрий Милославский" и "Письмовник", на обложке которого был изображен усатый молодец в красной рубашке, с пером в руке, а над ним в голубом овале - девица.

Книга Д.Д.Кашкарова "Рассказы о действиях охотников в прежние войны" - вовсе не о звероловах, как можно было бы подумать, а о партизанских рейдах.

Елена Робинзон Да и героиня читает отнюдь не Чарскую:

Потом она нахмурилась и спросила строго:
- "Елену Робинзон" читал?
- Нет.
- А "Робинзона Крузо"?
- Тоже нет.
- Почему?


"Елена Робинзон" Э.Гранстрема - это переложение истории Дэфо "для девочек". Героиня повести после опасных приключений на море попадает на необитаемый остров, где ей предстоит пережить множество трудностей и опасностей.

Бальбоа Вдруг взрывы кончились. Катя засела читать "Столетие открытий".
Это была превосходная книга - биографии замечательных мореплавателей и завоевателей XV и XVI веков Христофора Колумба, Фердинанда Кортеса и других.
Она была написана с искренним восторгом перед этими великими людьми - их овальные портреты на фоне далеких каравелл я как будто вижу и сейчас.
Америго Веспуччи, именем которого названа Америка, был изображен перед глобусом, с циркулем, который он держал на раскрытой книге, бородатый, веселый и лукавый. Васко Нуньес Бальбоа - в панцире и в латах, в шлеме с пером, по колено в воде. Мне казалось, что это какой-то наш русский Васька, дорвавшийся до Тихого океана. Я тоже был увлечен. Но Катя! Она просто бредила этой книгой. Она ходила какая-то сонная и просыпалась, кажется, только для того, чтобы сообщить, что "сопровождаемый добрыми пожеланиями тлакскаланцев, Кортес выступил в поход и через несколько дней вступил в многолюдную столицу инков".


Столетие открытий_титул  Столетие открытий_Веспуччи





Питер Мариц Д. Гранин "Ленинградский каталог":
Была такая книга, которой зачитывались: "Питер Морис, юный бур из Трансвааля". Читали много. Не было телевидения, кино было лакомством, и все свободное время уходило на чтение. Кроме известных книг Джека Лондона, Александра Дюма, Диккенса, Киплинга любимыми авторами были писатели ныне забытые, малоизвестные, - прежде всего, Сергей Григорьев ("Тайна Анн Гай", "С мешком за смертью") и П.Бляхин ("Красные дьяволята"). Затем "Майор следопыт" - автора не помню, - еще Сергей Ауслендер - "Дни боевые", ну, конечно, Кервуд с его романами "Южный крест", "Бродяги Севера", Алтаев с историческими романами вроде "Под знаменем башмака", книги Беляева, Луи Жаколио, Луи Буссенара - "Капитан Сорвиголова", книги капитана Марриета... Некоторые книги помнятся только по их названию, по внешнему виду, например "Пятый класс свободной школы" или "Корабль натуралистов".
Царило радиоувлечение, и соответственно зачитывались книгой, кажется, американской: "Как мальчик Хьюг построил радиостанцию".


О повестях Сергея Григорьева есть отдельный пост, но и остальные книги достаточно любопытны.

Роман немецкого писателя Августа Нимана "Питер Мариц - юный бур из Трансвааля" рассказывал о приключениях и подвигах подростка в период англо-бурской войны на фоне описаний экзотической африканской природы и не менее экзотических воинственных зулусов. Повесть была издана в популярнейшей серии "Библиотека приключений", но почему-то оказалась не столь известной читателям, как роман Буссенара "Капитан Сорвиголова".

Александр Алтаев - псевдоним писательницы Маргариты Владимировны Ямщиковой, авторa исторических романов и биографических повестей о композиторах, музыкантах, художниках. Писала oнa главным образом для детей и юношества. Роман "Под знаменем "Башмака" посвящен Томасу Мюнцеру, его жизни и борьбе в крестьянском восстании в Германии XVI в. Впервые роман был опубликован еще в 1906 году и издавался несколько раз.

Макар-следопыт "Дни боевые" Сергея Ауслендера - одна из первых книжек авантюрно-героического жанра о гражданской войне, характерных для того периода, из которых в наше время переиздаются, пожалуй, только "Красные дьяволята" Павла Бляхина.

А вот загадочный "Майор следопыт", мне кажется, - результат досадной опечатки. Скорее всего, имеется в виду повесть Льва Остроумова "Макар-следопыт" (кн. 1-3, 1925-1928). Приключения деревенского подростка Макарки Жука, ставшего красным разведчиком, были описаны по всем законам взрослой бульварной литературы: бесстрашный и ловкий герой, совершающий подвиги с легкостью невероятной; его верный умелый помощник; нежная и преданная героиня; туповатые и противные злодеи; славные, но тоже туповатые "наши", основная задача которых - восхищаться удальством и находчивостью Следопыта и награждать его за подвиги. Книга была беспощадно и, в общем, справедливо разругана литературной критикой и восторженно принята юным читателем.

"Пятый класс свободной школы" - это повесть английского писателя XIXв. Толбота Бейнза Рида, в оригинале называющаяся "The Fifth Form at St. Dominic's." Толбот Рид был одним из основоположников жанра "школьная повесть", описывающего жизнь воспитанников частных школ-пансионов. Повесть "Пятый класс" считается лучшей и, своего рода, образцовой книгой Рида: в ней собраны все основные типы персонажей и сюжетные ходы, растиражированные впоследствии другими авторами школьных повестей, включая Джоан Роллинг. Повесть состоит из 38 глав, каждая из которых является отдельной законченной историей о похождениях мальчишек из школы Св.Доминика, первоначально публиковавшихся из номера в номер в популярной газете для мальчиков "The Boy's Own Paper".

Рид_илл1 Рид_илл2
 The_Boys_Own_Paper_11_April_1891.jpg


Кроме "Пятого класса" на русский язык переведена еще одна повесть Рида "Старшины Вильбайской школы", в центре которой - священное для англичан понятие "fair play", в спорте и в жизни.

Корабль натуралистов Научно-художественная книга немецкой писательницы Софи Ворисгофер "Корабль натуралистов (образовательное путешествие по отдаленным странам)" впервые была издана еще до революции и выдержала несколько переизданий, да и в последующие годы не была забыта - свежайшее издание вышло в 2009 году, как это модно сейчас - под измененным названием "Команда "Наутилуса". Это захватывающий, красочный рассказ о путешествии отважных исследователей с парохода "Гаммония" (он же "Наутилус") по Африке, Мадагаскару, Цейлону, Яве, Борнео, продолжающий традиции романов Жюля Верна: дать читателям в рамках увлекательного сюжета целый ряд географических, этнографических и иных научных сведений.

Очень характерно упоминание о книге Ф.Ролт-Уилера "Как мальчик Хюг построил радиостанцию". Радиолюбительство процветало во всем мире. Юные советские пионеры и юные американские бойскауты с одинаковым энтузиазмом мастерили самодельные детекторные приемники и простенькие радиопередатчики. Начиная с 1911 года в США выходила популярная книжная серия "Radio Boys", в которой сугубо технические сведения перемежались приключенческими историями, где непременно фигурировала радиосвязь. Возможно, оттуда и пришел к советским школьникам тридцатых юный радиолюбитель Хьюг. Любопытна фигура автора этой книги: уроженец Лондона Фрэнсис Ролт-Уилер - авантюрист, искатель приключений, в 12 лет сбежавший из дома и нанявшийся юнгой на корабль, отплывавший в Америку, стал позднее теологoм, оккультистом, астрологом, видным автором книг по эзотерике и - занимательных историй "для мальчиков".

Хороша и сама книга Гранина. "Ленинградский каталог" - это иллюстрированный рассказ о предметах былой жизни, упоминание о которых мы встречаем в книгах Чуковского, Гайдара, Маршака, Носова, зачастую не представляя себе, что же это такое - гамаши, керогаз, умывальник, лапта. "Я вспоминал разные вещи, которые тогда были, а теперь их нет. Одни вещи стали ненужными, другие изменились, третьи, может быть, вернутся. И все это вместе составляет картину города, которого уже нет..."





Е.Войскунский, И.Лукодьянов "Ур, сын Шама":
...Фармацевт Фарбер, ныне пенсионер, в молодые годы был аккуратным подписчиком журналов "Нива" и "Вокруг света". Давным-давно все эти журналы с приложениями, накопившиеся за много лет, были по требованию Фарберовой жены изгнаны из квартиры и свалены на чердаке. <...>
Бьернсон Но что-то все же уцелело, и Валерий, будучи подростком, открыл этот клад. Сколько волшебных часов провел он на чердаке, среди рухляди и мокрого белья! Трудолюбиво собрал он, страничка за страничкой, выпуски Жюля Верна - тут были романы, не переиздававшиеся многие десятки лет: "Маяк на краю света", "Золотой вулкан", "Братья Кип", "Два года каникул". Тут были "Эрик Светлоокий" Хаггарда, и "Затерянные в океане" Жаколио, и научно-фантастические книжки Александра Богданова, Виктора Гончарова, Зуева-Ордынца.
Из пыли и праха собрал их Валерий, сокрушаясь над зияющими дырами безвозвратно потерянных страниц. Лучше других авторов сохранился Бьёрнстьерне Бьёрнсон. После некоторой тренировки Валерий научился произносить эту фамилию почти без запинки. Но слезливые герои Бьернсона ему не нравились. Он отдавал предпочтение пиратам капитана Мариэтта, морским бродягам Де-Вер Стекпула, трапперам Джеймса Оливера Кэрвуда.


Кервуд1  Гончаров_обл  Зуев-Ордынец_Последний год  Богданов _Красная звезда

Гончаров_илл1  Гончаров_илл2



Норвежец Бьёрнсон, вообще-то, - нобелевский лауреат. Но сердце непоседливого и жизнерадостного героя Войскунского и Лукодьянова принадлежало приключенческой литературе во всем ее многообразии. Хотя иногда и он не чужд был сантиментам, особенно если там присутствовал манящий аромат тайны:
Каспар Хаузер
- Валерий однажды назвал меня Каспаром Хаузером, - сказал Ур. - Потом я прочел эту книгу. Ты читала?
- Да.
- Каспар Хаузер ничего о себе не знал - кто он, откуда взялся... Я тоже кое-чего не знаю о своем происхождении, но... в общем, я не Каспар Хаузер
.



М. Осоргин "Времена":
Я научился читать пяти лет и в семь сам прочитал изумительнейшую книжку "Робинзон в русском лесу"; автора не помню, но лучшей детской книжки не было никогда написано. Она меня завоевала и заполнила целиком мое детское сознание. Все это, конечно, хорошо, все эти благородные английские мальчики, лорды Фонтлерои, принцы и нищие, хижина дяди Тома, особенно твеновские Томы Сойеры и Геккельберри Финны, увлекательно, забавно, полезно, но все это появилось потом и было выдумкой, тогда как русский Робинзон со своим приятелем жил в лесу где-нибудь поблизости от нашего города или от деревни Загарья, а уж если по совести говорить, то это был я сам, хотя и до слез было жаль расстаться с матерью, отцом, няней, Савельевной, курьером и водовозом. Это я выстроил хижину и частокол от волков, и я сеял рожь, собирал и сушил грибы и делал зарубки в лесу на деревьях, отыскивая путь к жилым местам, хотя мне совсем не хотелось возвращаться домой. Какая красота в этом сожительстве с лесом, какое счастье делать все своими руками, быть полновластным хозяином неизвестного мира, смело противостоять опасностям, создавать все из ничего! И когда мальчики выбрались из леса, где прожили, кажется, несколько лет, я им не завидовал: я бы предпочел там остаться навсегда.

Повесть О.Качулковой (Ольги Нионовны Хмелевой) "Робинзон в русском лесу" рассказывает о приключениях двух сбежавших из дома и заблудившихся в лесной чащобе мальчишек. Ребята проведут в глухом непролазном лесу три года, выживая в борьбе с отнюдь не тропической природой и лесными зверями. Повесть появилась в 1873 году и до революции выдержала несколько переизданий. В советское время публиковалась всего один раз, в журнальном варианте.
Хорошая книжка. Правда, хорошая. Несколько нравоучительная, но увлекательная. Мне понравилось.


   
Из рая детского житья
Вы мне привет прощальный шлете,
Неизменившие друзья
В потертом, красном переплете.
Чуть легкий выучен урок,
Бегу тотчас же к вам бывало.
— «Уж поздно!» — «Мама, десять строк!»…


 
 
 
donna_bentadonna_benta on Февраль, 19, 2011 05:36 (UTC)
Под катом вы спрятали свой очередной блестящий материал! И как он греет душу библиотекаря! Известный специалист в области библиотечного дела Ирина Ивановна Тихомирова много лет собирает такие материалы о читающих героях и о детском чтении известных писателей, даже выпустила хрестоматию с текстами. Но у вас здесь встречаются авторы и герои, о которых Ирина Ивановна не упоминала. А самое главное - никто еще не догадался так скрупулезно собрать информацию о самих книгах и проиллюстрировать пост.Спасибо огромное!
Может быть, вы разместите пост в Музее? Можно даже ввести новую рубрику и дополнять ее подобными материалами.
tomtartomtar on Февраль, 19, 2011 14:38 (UTC)
Боюсь, не будет ли это восприниматься как повтор уже рассказанного? В "Музее" было несколько очень интересных постов о старых книгах и явных и неявных связях между ними.
donna_bentadonna_benta on Февраль, 19, 2011 14:44 (UTC)
Нет, это не повтор. Материал совершенно новый и крайне необходимый для библиотекарей. Его даже можно демонстрировать на мероприятиях для детей. Еще раз повторюсь - чудесный пост!
tomtartomtar on Февраль, 19, 2011 14:49 (UTC)
Хорошо, тогда я немного подредактирую его и на днях отправлю в "Музей"
donna_bentadonna_benta on Февраль, 19, 2011 14:50 (UTC)
Спасибо большое!
mar_gelmar_gel on Август, 16, 2011 18:48 (UTC)
Спасибо за прекрасный пост! Скажите, а где именно Вы нашли информацию о "Галерее детских портеретов" (я пишу комментарий к книге Бруштейн, поэтому мне важно).
tomtartomtar on Август, 16, 2011 19:12 (UTC)
Вы имеете в виду полное название? Постникова Л. Галерея детских портретов: (Сб. типов по гр. Толстому, Достоевскому, Григоровичу, Тургеневу, графине Салиас, Гончарову и Писемскому) — М., 1890. - отсюда.
Упоминание о том, что книга выходила приложением к журналу, мне попалось на каком-то антикварно-букинистическом сайте, скорее всего ALIB или Gelos. У меня только были сомнения относительно названия самого журнала: "Нива" или "Нева"
mar_gelmar_gel on Август, 16, 2011 19:22 (UTC)
Спасибо, уже нашла на ФЭБе. Однозначно "Нива", "Невы" тогда не было.
mar_gelmar_gel on Август, 16, 2011 19:41 (UTC)
Спасибо!
Галинаiamaglika on Октябрь, 15, 2011 02:09 (UTC)
Вдруг увидела, как выглядели книги, о которых с упоением рассказывала моя мама. Сейчас уже не уточнить, но я запомнила, что были в красном переплёте, с "мальчиком и девочкой читающими" и "каждая иллюстрация проложена была папиросной бумагой". Помню ещё, что она говорила о "маленьких женщинах" и "маленьких мужчинах". тепрь,благодаря Вам, я знаю, что это "Золотая библиотека" Вольфа. Очень трогательное чувство испытала. Спасибо Вам большое.
tomtartomtar on Октябрь, 15, 2011 09:45 (UTC)
Не за что. Мне тоже было интересно взглянуть, хотя бы виртуально, на ТЕ книги. Обложки с читающими мальчиком и девочкой мне попадались. Это не "Золотая библиотека", а какая-то другая серия. К сожалению, не помню, чья именно. А "Маленькие женщины" и "Маленькие мужчины" Олкотт сейчас переизданы - есть "вживую", есть в электронных библиотеках.
Галинаiamaglika on Октябрь, 15, 2011 09:56 (UTC)
Просто она всегда с таким восторгом о них рассказывала, об этих чудесных книгах. Но это ещё, наверное, было связано с чувством "дома и детства до войны".
tomtartomtar on Октябрь, 15, 2011 10:08 (UTC)
Книги-то, в большинстве своем, действительно хорошие. Важные в детстве. Хотя и меня в них в первую очередь привлекает обаяние тех времен, с семейным чтением, неспешным, вдумчивым и уютным. Чувство дома, да. Но мне еще очень нравятся старые книги сами по себе: кожаные корешки, старомодные иллюстрации, бумага, шрифт, орфография, запах, наконец :). У нас в семье их не было, к сожалению.
Галинаiamaglika on Октябрь, 15, 2011 10:15 (UTC)
Может быть, потому, что не было, Вы и цените их очень особенно. И читать, как Вы пишете о книгах, удовольствие. Спасибо.